Отец или супруг: имеет ли “гражданский” муж право на жильё, купленное на материнский капитал?

Автор: Ирина Кондратьева

Семейный, или, как его чаще называют, материнский капитал, господдрежка детей, а не родителей. Тем не менее, если выделенные государством деньги потрачены на жилплощадь, супруги имеют право на долю в общей собственности. Но что происходит, когда речь идет о “гражданском браке”, и может ли отец, не зарегистрировавший брак с матерью детей, претендовать на купленную на маткапитал квартиру? В разнице между “родителем” и “супругом” разобрался Верховный суд.

Гражданский муж – без прав?

В ч. 4 ст. 10 ФЗ от 29 декабря 2006 г. № 256 “О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей” указано, что жилое помещение, купленное на средства от материнского капитала, оформляется в общую собственность родителей и детей. Однако в подзконном акте – Правилах, утвержденных Постановлением Правительства РФ, – говорится, что речь идет не просто об отце или матери, а о супруге – то есть на общую собственность родитель может претендовать в случае, если брак зарегистрирован. Но можно ли выселить из квартиры, купленной на материнский капитал, “гражданского” мужа, который, хотя и является отцом детей, в браке с их матерью не состоял?

Такой вопрос возник у жительницы Адыгеи Елены Багаевой*. У нее и Сергея Батурина* было четверо детей, но в браке они не состояли. Багаева получила материнский капитал и купила на него дом. Изначально дом принадлежал ее отцу и после его смерти перешел по наследству к Багаевой. Позже она продала жилье, снова выкупила его на средства маткапитала и оформила договор дарения, по которому дети получили 4/5 в общей долевой собственности, а одна часть досталась ей самой. У отца детей доли в собственности не было.

Когда в семье начались конфликты, Багаева вместе с детьми выехала из дома, оставив там гражданского мужа. Он, по ее словам, создавал препятствия ей и детям в проживании. Чтобы выселить Батурина, женщина отправилась в суд. В иске, направленном в Гиагинский районный суд Республики Адыгея, она просила признать, что Батурин больше не имеет права пользоваться не принадлежащим ему помещением. Ведь членом семьи его считать нельзя – брак не зарегистрирован, он не ведет с заявительницей общее хозяйство, у них нет общего бюджета. Собственником дома он не является, соглашение о порядке пользования жилым помещением между сторонами отсутствует, а съезжать он не хочет – хотя и имеет финансовую возможность. Суд требования Багаевой поддержал и пришел к выводу, что отца семейства надо выселить.

Батурин с решением первой инстанции не согласился и оспорил его в Верховном суде Республики Адыгея. Он обратил внимание суда на то, что в спорный дом его вселил отец гражданской жены, и он жил там 15 лет еще до смерти тестя, а после сам нес все расходы по содержанию дома: поменял в нем окна, двери и полы, установил изгородь. Фактически дом никогда не продавался, не принадлежал еще кому-то, кроме тестя Батурина и его гражданской супруги, а представленные суду документы о его продаже и новой покупке – подделка, заявил мужчина. Отрицал он и то, что препятствовал в проживании Багаевой. По его словам, она сама ушла из дома с другим мужчиной.

Суд его требования поддержал. Батурин – отец детей, но вопреки требованиям закона не включен в число долевых собственников жилого помещения, указали члены коллегии под председательством судьи Натуси Бзегежевой. Сославшись на положения закона “О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей”, они сделали вывод: ответчик приобрел право пользования спорным жилым помещением вследствие её приобретения на средства материнского капитала. Причем он сохраняет это право, поскольку вселен в период действия Жилищного кодекса РСФСР, то есть до декабря 2004 года: кодекс не позволял прекратить право пользования при смене собственника жилого помещения, напомнили судьи и постановили в исковых требованиях заявительнице отказать (дело № 2-778/2015 ~ М-699/2015). Решение поддержал Президиум ВС Адыгеи.

ВС заступился за брак

Доказывать свою правоту Батурина пошла в Верховный суд. Коллегия под председательством судьи Александра Кликушина установила: требования заявительницы обоснованы. Правами собственников жилого помещения, приобретаемого за счёт средств семейного капитала, должны обладать сама получательница сертификата на материнский капитал, её дети, а также её супруг, являющийся отцом детей, указали в определении по делу (дело № 24-КГ16-22) судьи, сославшись на постановление Правительства, конкретизирующее способы и порядок направления средств материнского капитала на улучшение жилищных условий. А Жилищный кодекс РСФСР в этом случае неприменим, так как переход права собственности на жилое помещение произошел уже после вступления в силу Жилищного кодекса РФ в декабре 2004 года.

Другими словами, ВС четко определил, что право собственности на недвижимое имущество, приобретённое на средства материнского капитала, принадлежит получателю сертификата на материнский капитал, его детям по крови или усыновлённым детям, а также супругу, одновременно являющемуся родителем одного или нескольких детей, резюмировала Марина Костина, адвокат Юридической группы “Яковлев и Партнеры”.

“При этом особого внимания заслуживает позиция суда о том, что наличие гражданского брака в данном вопросе не имеет правового значения. То есть лицо, не состоящее в зарегистрированном браке с получателем материнского капитала, не имеет права на долю в недвижимости, приобретённой за счёт данных средств, пусть даже отношения между ними по факту являются брачными. Хотя полагаю, что признание такого права возможно при наличии иных оснований, например, в случае подтверждения факта приобретения данного имущества, в том числе за счёт средств такого лица”, – отметила Марина Костина.

 

Определение ВС по-своему новаторское, считает Дмитрий Куликов, Коллегия адвокатов “Юков и Партнеры”. “С одной стороны, ВС фактически изменил собственную позицию, принимая решение, противоречащее собственным разъяснениям от 2009 года. Более того, суд фактически сузил значение слова “родитель” до “супруг, являющийся отцом или матерью детей”, основываясь при этом на подзаконном акте – Правилах, утвержденных Постановлением Правительства РФ”, обратил внимание юрист. Такой подход может вызвать сомнения, так как, как правило, при расхождении закона и подзаконного акта последний не применяется, указал Куликов. Тем не менее ЖК предписывает в подобных ситуациях учитывать конкретные обстоятельства дела – что и сделал ВС, в отличие от суда апелляционной инстанции. Последний вынес формально верное решение, но не учел обстоятельство: статус Батурина как члена семьи фактически прекратился, а правом собственности на жилое помещение он не обладает, поскольку не был законным супругом Багаевой. “Режима общей собственности у истца и ответчика не было, а сам факт отцовства не влечет права на материнский капитал – это все-таки государственная поддержка детей, а не их родителей. Формальность оказалась излишней, на что верно указал Верховный суд”, – заключил Куликов.

* – имена и фамилии участников процесса изменены редакцией

Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: