17 декабря — день памяти Мучениц: Екатерины Арской и Киры Оболенской

Мученица Кира Оболенская

Ки­ра Ива­нов­на Обо­лен­ская ро­ди­лась в 1889 го­ду в се­мье кня­зя Ива­на Дмит­ри­е­ви­ча Обо­лен­ско­го. Древ­ний род Обо­лен­ских вос­хо­дит еще к кня­зю Рю­ри­ку. В 10-лет­нем воз­расте Ки­ра бы­ла от­да­на в Смоль­ный ин­сти­тут бла­го­род­ных де­виц в Санкт-Пе­тер­бур­ге, ко­то­рый окон­чи­ла в 1904 го­ду с се­реб­ря­ной ме­да­лью. По­сле окон­ча­ния ин­сти­ту­та Ки­ра Ива­нов­на ста­ла да­вать част­ные уро­ки в ка­че­стве до­маш­ней учи­тель­ни­цы. Впо­след­ствии учи­тель­ство ста­ло глав­ным за­ня­ти­ем ее жиз­ни. К этой ра­бо­те ее по­бу­ди­ло глу­бо­кое ре­ли­ги­оз­ной чув­ство и ис­крен­нее же­ла­ние слу­жить ближ­не­му. Она ни­ко­гда и ни­где не под­чер­ки­ва­ла сво­е­го кня­же­ско­го про­ис­хож­де­ния и не тре­бо­ва­ла к се­бе осо­бо­го от­но­ше­ния, оста­ва­ясь вез­де че­ло­ве­ком про­стым и доб­рым. В 1910 го­ду Ки­ра Ива­нов­на ста­ла учи­тель­ни­цей в бес­плат­ной шко­ле для бед­ных, а так­же пре­по­да­ва­ла в ря­де дру­гих школ го­ро­да. В этих тру­дах за­ста­ла Ки­ру Ива­нов­ну Пер­вая Ми­ро­вая вой­на. На ее фрон­тах по­гиб­ли два ее бра­та – Ва­дим и Бо­рис Обо­лен­ские. По­те­ря го­ря­чо лю­би­мых бра­тьев не толь­ко ото­зва­лась глу­бо­ким стра­да­ни­ем в ду­ше Ки­ры, но и за­ста­ви­ла по-но­во­му осмыс­лить свою жизнь.
Ре­во­лю­ция внес­ла в жизнь Обо­лен­ских но­вые лич­ные бе­ды. В 1918 го­ду род­ной брат Ки­ры Ива­нов­ны Юрий всту­пил в Доб­ро­воль­че­скую ар­мию и в 1920 го­ду по­гиб в бою. В том же го­ду дру­гой брат Па­вел был аре­сто­ван. Пря­мо из-под рас­стре­ла, ра­нен­но­му, ему чу­дом уда­лось бе­жать из ЧК и эми­гри­ро­вать за гра­ни­цу, – он спас свою жизнь, но был на­ве­ки раз­лу­чен с се­мьей. В 1920 го­ду умер отец. За­бо­ты о се­мье (пре­ста­ре­лой ма­те­ри и боль­ной сест­ре) лег­ли на пле­чи Ки­ры Ива­нов­ны, ко­то­рая ра­бо­та­ла школь­ным биб­лио­те­ка­рем.
В 1930 го­ду Ки­ру Ива­нов­ну аре­сто­ва­ли, в об­ви­не­нии бы­ло на­пи­са­но: «по­тен­ци­аль­но яв­ля­ет­ся идео­ло­ги­че­ской ба­зой для недо­кор­че­ва­ния по­ка на­шей внеш­ней и внут­рен­ней контр­ре­во­лю­ции». В след­ствен­ном де­ле она на­зы­ва­ет­ся «быв­шая княж­на», ей бы­ли при­пи­са­ны сле­ду­ю­щие на­ме­ре­ния: «про­ни­кать на ра­бо­ту в на­ши куль­тур­ные и учеб­ные за­ве­де­ния, и там взра­щи­вать в ми­ро­по­ни­ма­нии под­рас­та­ю­ще­го по­ко­ле­ния вред­ную иде­а­ли­сти­че­скую фило­со­фию». Дру­гих об­ви­не­ний предъ­яв­ле­но не бы­ло. На до­про­се Ки­ра Ива­нов­на за­яви­ла: «Я не от­но­шу се­бя к раз­ря­ду лю­дей, раз­де­ля­ю­щих плат­фор­му со­вет­ской вла­сти. Мои рас­хож­де­ния с кон­сти­ту­ци­ей на­чи­на­ют­ся с во­про­са об от­де­ле­нии Церк­ви от го­су­дар­ства. От еди­но­мыс­лия с на­прав­ле­ни­ем со­вет­ской го­судар­ствен­но­сти от­ка­зы­ва­юсь. Ни­ка­ких контр­ре­во­лю­ци­он­ных груп­пи­ро­вок, ор­га­ни­за­ций или от­дель­ных лиц, ак­тив­но враж­деб­но на­стро­ен­ных к со­вет­ской вла­сти, я не знаю, но од­новре­мен­но за­яв­ляю, что на­зы­вать ка­кие бы то ни бы­ло фа­ми­лии счи­таю недо­стой­ной се­бя, ибо знаю, что это в усло­ви­ях со­вет­ской дей­стви­тель­но­сти на­влек­ло бы на них непри­ят­но­сти». Трой­ка при ОГПУ по Ле­нин­град­ско­му во­ен­но­му окру­гу при­го­во­ри­ла княж­ну Ки­ру Обо­лен­скую к 5 го­дам ла­ге­рей.
По­сле вы­не­се­ния при­го­во­ра Ки­ра Ива­нов­на бы­ла вы­сла­на эта­пом из Ле­нин­град­ской тюрь­мы в Бел­балт­лаг в го­ро­де Кемь в Ар­хан­гель­ской об­ла­сти, а за­тем пе­ре­ве­де­на в Сви­рь­лаг в го­ро­де Ло­дей­ное По­ле в Ле­нин­град­ской об­ла­сти. В ла­ге­ре она ра­бо­та­ла пе­да­го­гом и мед­сест­рой, ра­бо­та­ла мно­го и усерд­но, за что бы­ла осво­бож­де­на до­сроч­но. Въезд в го­род ей был за­пре­щен, и она по­се­ли­лась за 101-м ки­ло­мет­ром от Ле­нин­гра­да.
В 1936 го­ду Ки­ра Ива­нов­на пе­ре­еха­ла в го­род Бо­ро­ви­чи, где ста­ла пре­по­да­вать ино­стран­ные язы­ки в непол­ной сред­ней шко­ле. Бо­ро­ви­чи в то вре­мя бы­ли ме­стом ссыл­ки ду­хо­вен­ства и ми­рян из Ле­нин­гра­да и окрест­но­стей. Ки­ра Ива­нов­на об­ща­лась со все­ми ве­ру­ю­щи­ми людь­ми, го­ни­мы­ми со­вет­ской вла­стью. Здесь встре­ти­лись две Пет­ро­град­ские му­че­ни­цы, сест­ры Алек­сан­дро-Нев­ско­го брат­ства, при­хо­жан­ки Фе­о­до­ров­ско­го со­бо­ра: княж­на Ки­ра Обо­лен­ская и Ека­те­ри­на Ар­ская. Они бы­ли по­ис­ти­не ду­хов­но близ­ки друг дру­гу, и об­сто­я­тель­ства их му­че­ни­че­ско­го по­дви­га неве­ро­ят­но, уди­ви­тель­но схо­жи.
В 1937 го­ду в Бо­ро­ви­чах бы­ли про­из­ве­де­ны мас­со­вые аре­сты ссыль­но­го ду­хо­вен­ства и ми­рян, бы­ли аре­сто­ва­ны и Ки­ра и Ека­те­ри­на. Из­му­чен­ные го­лод­ной жиз­нью 20-х го­дов, за­клю­че­ни­ем в ла­ге­ре, ссыль­ной жиз­нью, но­вым аре­стом и до­про­са­ми, две эти жен­щи­ны сво­ей пра­вед­ной жиз­нью за­слу­жи­ли от Гос­по­да си­лы пре­тер­петь до кон­ца. Они не да­ли под пыт­ка­ми ни­ка­ких по­ка­за­ний, не на­зва­ли ни од­но­го че­ло­ве­ка, и да­же не при­зна­ли ни од­но­го об­ви­не­ния про­тив се­бя. Осо­бая трой­ка при НКВД по Ле­нин­град­ской об­ла­сти при­го­во­ри­ла Ки­ру Обо­лен­скую и Ека­те­ри­ну Ар­скую к рас­стре­лу. При­го­вор был при­ве­ден в ис­пол­не­ние в Бо­ро­ви­чах 17 де­каб­ря 1937 го­да.

 

Мученица Екатерина Петроградская (Арская)

 

Му­че­ни­ца Ека­те­ри­на Ан­дре­ев­на Ар­ская ро­ди­лась в 1875 го­ду в Санкт-Пе­тер­бур­ге в се­мье бо­га­то­го куп­ца Ан­дрея Пет­ро­ви­ча Ур­тье­ва, потом­ствен­но­го по­чет­но­го граж­да­ни­на сто­ли­цы Рос­сий­ской им­пе­рии. Отец ее был кти­то­ром церк­ви ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри «Всех скор­бя­щих Ра­дость» на Шпа­лер­ной ули­це. Мать, Ксе­ния Филип­пов­на, за­ни­ма­лась вос­пи­та­ни­ем де­вя­те­рых де­тей. Се­мья куп­цов Ур­тье­вых жи­ла в до­ме № 8 по Фур­штадт­ской ули­це.
Ека­те­ри­на Ан­дре­ев­на и ее стар­шие сест­ры учи­лись в Санкт-Пе­тер­бург­ском Алек­сан­дров­ском ин­сти­ту­те. Он был со­здан по об­раз­цу зна­ме­ни­то­го Смоль­но­го ин­сти­ту­та бла­го­род­ных де­виц и да­вал выс­шее об­ра­зо­ва­ние. В нем обу­ча­лись де­воч­ки из се­мей незнат­но­го дво­рян­ства и по­чет­ных граж­дан. Смоль­ный и Алек­сан­дров­ский ин­сти­ту­ты вхо­ди­ли в Им­пе­ра­тор­ское Вос­пи­та­тель­ное Об­ще­ство бла­го­род­ных де­виц, пред­се­да­те­лем и по­пе­чи­те­лем ко­то­ро­го бы­ла им­пе­ра­три­ца Ма­рия Фе­до­ров­на.
Де­ти в се­мье Ур­тье­вых бы­ли очень друж­ны меж­ду со­бой. Ека­те­ри­на Ан­дре­ев­на бы­ла осо­бен­но близ­ка со стар­шей сест­рой Ма­ри­ей. Бла­го­да­ря ей она по­зна­ко­ми­лась со сво­им бу­ду­щим му­жем – офи­це­ром ар­тил­ле­рии Рус­ской им­пе­ра­тор­ской ар­мии Пет­ром Ни­ко­ла­е­ви­чем Ар­ским. А Ма­рию взял в же­ны его стар­ший брат Ми­ха­ил Ни­ко­ла­е­вич, то­же ар­тил­ле­рий­ский офи­цер.
Петр Ни­ко­ла­е­вич Ар­ский и Ека­те­ри­на Ан­дре­ев­на вен­ча­лись в 1899 го­ду в церк­ви при­ю­та прин­ца Оль­ден­бург­ско­го на Ли­гов­ском про­спек­те.
Вый­дя за­муж, Ека­те­ри­на Ан­дре­ев­на пол­но­стью по­свя­ти­ла се­бя се­мье, му­жу и де­тям. Их в се­мье бы­ло пя­те­ро: че­ты­ре до­че­ри и сын. Де­воч­ки вос­пи­ты­ва­лись в Алек­сан­дров­ском ин­сти­ту­те, ко­то­рый окон­чи­ла их мать, а сын учил­ся в ре­аль­ном учи­ли­ще и был ска­у­том.
В се­мье Ар­ских ца­ри­ла ат­мо­сфе­ра люб­ви, по­коя и бла­го­по­лу­чия. Цер­ков­ные тра­ди­ции, впи­тан­ные Ека­те­ри­ной Ан­дре­ев­ной в ро­ди­тель­ском до­ме, лег­ли в ос­но­ву и ее соб­ствен­ной се­мьи. Су­пруг ее так­же от­ли­чал­ся бла­го­че­сти­ем, в 1912 го­ду он вы­шел в за­пас и был на­зна­чен кти­то­ром Вос­кре­сен­ско­го Смоль­но­го со­бо­ра. С на­ча­лом Пер­вой Ми­ро­вой вой­ны Петр Ни­ко­ла­е­вич Ар­ский от­пра­вил­ся в дей­ству­ю­щую ар­мию, был ра­нен и вер­нул­ся в Пет­ро­град.
По­сле ок­тяб­ря 1917 го­да мир во­круг Ар­ских на­чал стре­ми­тель­но ру­шить­ся, об­щая ка­та­стро­фа не мог­ла не кос­нуть­ся и их се­мьи. Они ли­ши­лась со­сто­я­ния, от хо­ле­ры умер­ли стар­шая и млад­шая до­че­ри. В 1920 го­ду Ека­те­ри­на Ан­дре­ев­на по­те­ря­ла всю свою се­мью. В те­че­ние од­но­го ме­ся­ца муж и де­ти умер­ли от ди­зен­те­рии.
Ека­те­ри­на Ан­дре­ев­на оста­лась без средств к су­ще­ство­ва­нию и на­хо­ди­лась на гра­ни го­лод­ной смер­ти. Но ее внут­рен­ний взор был об­ра­щен к Бо­гу, и Гос­подь не оста­вил вер­ную дочь. Ека­те­ри­на ста­ла ак­тив­ным чле­ном Алек­сан­дро-Нев­ско­го брат­ства, ду­хов­ной до­че­рью его ру­ко­во­ди­те­ля, бу­ду­ще­го пре­по­доб­но­му­че­ни­ка ар­хи­манд­ри­та Льва (Его­ро­ва), на­сто­я­те­ля Фе­о­до­ров­ско­го со­бо­ра. На жизнь она за­ра­ба­ты­ва­ла сна­ча­ла пе­ре­плет­чи­цей, по­том са­ни­тар­кой и шве­ёй. В на­ча­ле 30-х го­дов она во­шла в при­ход­ской со­вет Фе­о­до­ров­ско­го со­бо­ра.
Су­ще­ство­ва­ние пра­во­слав­но­го брат­ства, за­ни­мав­ше­го­ся ду­хов­ным про­све­ще­ни­ем, не мог­ло тер­петь­ся со­вет­ской вла­стью, все чле­ны брат­ства бы­ли под на­блю­де­ни­ем ГПУ, и вско­ре бы­ло за­ве­де­но «Де­ло Алек­сан­дро-Нев­ско­го брат­ства», по ко­то­ро­му бы­ло при­вле­че­но 92 че­ло­ве­ка.
В фев­ра­ле 1932 го­да по го­ро­ду про­ка­ти­лась вол­на аре­стов, Ека­те­ри­на Ар­ская то­же бы­ла аре­сто­ва­на. На след­ствии она про­яви­ла уди­ви­тель­ное му­же­ство, и в от­ли­чие от мно­гих не на­зва­ла ни од­ной фа­ми­лии. Имен­но это ка­че­ство: ни­ко­гда ни­ко­го не пре­да­вать, – бу­дет свой­ствен­но свя­той му­че­ни­це до смер­ти. По­те­ряв лю­би­мо­го му­жа и всех пя­те­рых де­тей, вдруг ока­зав­шись ни­щей в охва­чен­ном ужа­сом го­ро­де, Ека­те­ри­на Ан­дре­ев­на не впа­ла в от­ча­я­ние, не пре­да­ла сво­ей ве­ры Бо­гу, и да­же под пыт­ка­ми Гос­подь спо­до­бил ее остать­ся до кон­ца вер­ной се­бе и тем лю­дям, вме­сте с ко­то­ры­ми она со­зи­да­ла цер­ков­ную жизнь в те страш­ные го­ды.

 

Екатерина_Арская святая
Вме­сто до­ка­за­тельств ви­ны, в ма­те­ри­а­лах де­ла Ека­те­ри­ны Ар­ской неод­но­крат­но под­чер­ки­ва­ет­ся ее со­слов­ное про­ис­хож­де­ние; в об­ви­ни­тель­ном за­клю­че­нии фра­за «быв­шая дво­рян­ка, же­на цар­ско­го пол­ков­ни­ка» вы­де­ля­ет­ся круп­ным шриф­том.
Ека­те­ри­ну Ан­дре­ев­ну при­го­во­ри­ли к 3 го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вом ла­ге­ре и от­пра­ви­ли в Кар­лаг НКВД в Ка­зах­стане. По­сле осво­бож­де­ния ей бы­ло за­пре­ще­но про­жи­вать в Ле­нин­гра­де, и Ека­те­ри­на Ан­дре­ев­на по­се­ли­лась в го­ро­де Бо­ро­ви­чи в Нов­го­род­ской об­ла­сти. Род­ных в этом го­ро­де у нее не бы­ло, но там бы­ли близ­кие ей по ду­ху лю­ди, так как Бо­ро­ви­чи ста­ли ме­стом ссыл­ки для ре­прес­си­ро­ван­ных. Здесь жил вла­ды­ка Гав­ри­ил (Во­е­во­дин), с ко­то­рым Ека­те­ри­на Ан­дре­ев­на про­хо­ди­ла по де­лу Алек­сан­дро-Нев­ско­го брат­ства, бы­ли и дру­гие зна­ко­мые из ду­хо­вен­ства.
В 1937 го­ду Ека­те­ри­на Ар­ская вновь бы­ла аре­сто­ва­на по круп­но­му «цер­ков­но­му де­лу». Мест­ные вла­сти про­ве­ли мас­со­вые аре­сты всех ссыль­ных и ре­прес­си­ро­ван­ных за ве­ру. А по­том на до­про­сах под пыт­ка­ми вы­нуж­да­ли «со­зна­вать­ся» в раз­лич­ных пре­ступ­ле­ни­ях. Немно­гие смог­ли вы­сто­ять на этих до­про­сах. По­чти все аре­сто­ван­ные воль­но или неволь­но ого­ва­ри­ва­ли ко­го-то, под­пи­сы­ва­ли при­зна­ния сво­ей ви­ны, чтобы пре­кра­тить пыт­ки и из­де­ва­тель­ства. Ека­те­ри­на Ар­ская от­ка­за­лась при­зна­вать об­ви­не­ния да­же под пыт­ка­ми.
10 де­каб­ря 1937 го­да осо­бой трой­кой НКВД Ека­те­рине Ан­дре­евне Ар­ской и еще пя­ти­де­ся­ти осуж­ден­ным по это­му де­лу был вы­не­сен смерт­ный при­го­вор.
17 де­каб­ря 1937 го­да Ека­те­ри­ну Ан­дре­ев­ну рас­стре­ля­ли вме­сте с дру­гой свя­той но­во­му­че­ни­цей – княж­ной Ки­рой Обо­лен­ской.

Ис­точ­ник: http://www.grad-petrov.ru  Видео смотрите ниже

Добавить комментарий