Из нашего архива: Тепло казённого дома. Светлана Ивановна Умряшкина

Источник: Офицеры России
См. также:
«В Бутырке я пролила немало слез»

Поначалу судьба Светланы складывалась как и у подавляющего большинства ее сверстниц: учеба, любимая профессия, знакомство с будущим мужем… А потом все в одночасье изменилось, и жизнь оказалась на долгие годы связана с «местами не столь отдаленными». Бутырка, Матросская тишина, СИЗО № 6 – названия, которые у большинства людей не вызывают никаких положительных ассоциаций, стали для этой женщины вехами офицерской карьеры. О своем удивительном жизненном пути от акушерки до начальника следственного изолятора «Офицерам» рассказала полковник внутренней службы в отставке Светлана УМРЯШКИНА.

Светлана Ивановна, как получилось, что вы стали офицером?
Все произошло случайно. Я полюбила молодого человека, в 21 год вышла за него замуж. Супруг уехал в Москву, поступил на службу в органы внутренних дел, и я последовала за ним. Мое первое образование – среднее специальное медицинское. Выучилась на акушерку, всегда хотела быть медиком. Но, несмотря на это, по приезду в столицу я сразу устроилась младшим инспектором в Бутырскую тюрьму. На постах отслужила почти восемь лет. Затем перешла в медицинскую часть, работала фельдшером. Параллельно поступила в Академию МВД, тем самым окончательно выбрав свой дальнейший жизненный путь.
После окончания академии перешла на службу в «Матросскую Тишину» на должность инструктора по воспитательной работе с несовершеннолетними. Спустя четыре года ушла заместителем по воспитательной работе в лечебно-трудовой профилакторий № 24 по работе с хроническими алкоголиками, где проработала вплоть до 1992 г., когда государство отказалось от принудительного лечения алкоголизма.
После этого ЛТП перепрофилировали в следственный изолятор № 6 для женщин. До этого женщин содержали в Бутырке, далеко не в самых лучших условиях. А с наступлением 1990-х количество представительниц прекрасного пола, преступивших закон, начало расти в геометрической прогрессии. И проблема их содержания требовала адекватных решений.
В 1994 г. меня назначили начальником СИЗО № 6. Фактически мы строили его заново, с нуля. В эксплуатацию женское СИЗО ввели в 1996 г. И тут получается любопытная ситуация. В должности начальника я прослужила 16 лет, на пенсию ушла 1 сентября 2010 г. А в нынешнем июле мы с коллегами торжественно отпраздновали 15-летний юбилей следственного изолятора. То есть я проработала в этом учреждении больше, чем оно существует!

С выбором профессии понятно: вами двигала любовь к мужу. А к специфике службы долго пришлось привыкать?
На первых порах мне казалось, что не смогу проработать в органах уголовно-исполнительной системы и двух лет. Считала свою службу делом временным. По натуре я человек мягкий, легкоранимый. И если бы мне в начале моего пути сказали, что я проработаю в системе УИС 38 лет — никогда бы не поверила. Но постепенно втянулась, понравилось. Знаю, прозвучит странно, но тюрьма стала для меня родным домом. Я полностью отдавалась любимой работе, все пропускала через душу.

Но для многих тюрьма – это что-то устрашающее…
В коллективах, где мне довелось работать, всегда царила доброжелательная атмосфера. Все мы, несмотря на возложенные на нас службой обязанности, в первую очередь люди, способные чувствовать, сопереживать. Те, кто находится по разные стороны решеток, друг другу не враги. Просто их свела судьба или злой рок, как хотите.
Кроме того нужно учитывать специфику следственных изоляторов. Здесь содержатся люди, которых, считаю, нельзя называть преступниками, пока суд не вынесет им соответствующий приговор. Гости, присутствовавшие на юбилее СИЗО № 6, не переставали удивляться теплым отношениям, сложившимся между содержащимися под стражей и сотрудниками изолятора.

Чем занимаетесь сейчас?
Для меня уход на пенсию был очень болезненным. Казалось, жизнь окончилась. Но силы вернулись, когда мне предложили работу председателя регионального Совета ветеранов УФСИН России по г. Москве. Так в моей судьбе начался новый этап.
Расскажите о наградах, полученных за годы службы.
Наград много, не смогу их все перечислить по памяти. Есть правительственные, начиная с медали «За отличную службу по охране общественного порядка правопорядка», которую я получила по итогам Олимпиады 1980 г. Есть медаль «За заслуги перед Святой церковью», врученная лично Алексием II за то, что мы в числе первых открыли на территории СИЗО православный храм, предоставив женщинам возможность отправлять религиозные обряды.

Как в свое время муж отнесся к вашему выбору профессии?
Он меня всегда поддерживал абсолютно во всем, оказывал огромную моральную поддержку. Я благодарна ему за понимание. Потому что было все: и бессонные ночи, и ненормированные дни, и работа без выходных. Он сам из этой системы и поэтому прекрасно осознавал, что служба есть служба. Без его поддержки и помощи я бы точно не смогла работать.

Светлана Ивановна, а как складывалась семейная жизнь?
Наверное, женщине всегда приходится выбирать между семьей и работой. А может быть так распорядился бог — у меня нет детей. У каждого своя стезя: кто-то должен построить дом, кто-то воспитать ребенка. А мне, видимо, судьбой было уготовано построить тюрьму, принять участие в воспитании сотен оступившихся людей, многие из которых до сих пор пишут мне душевные письма, благодарят.
Есть племянники, которых я очень люблю. Они пошли по моим стопам, работают в правоохранительной системе.

Могли бы назвать несколько наиболее ярких моментов своей жизни?
Знакомство с любимым мужчиной – моим супругом. Это, пожалуй, самое яркое впечатление!
Никогда не забуду свои первые шаги по Бутырскому замку… Представляете, что чувствует молоденькая девчушка с медицинским образованием, впервые очутившаяся в тюремных стенах? Тогда в Бутырке служили фронтовики – мужественные люди, прошедшие войну. Работать с ними было одновременно сложно, и интересно. Лучшей школы представить невозможно.
Встречу с министром внутренних дел СССР Николаем Щёлоковым тоже помню прекрасно.

Что помогает работать в тюрьме? Ведь что ни говори, такую службу трудно назвать обычной, особенно для женщины.
Мы всегда старались подходить к работе с юмором, находили в любой ситуации что-то позитивное. Это облегчает непростую службу. Вообще я очень веселая, жизнерадостная. Помню, как удивлялись приходившие в СИЗО следователи и адвокаты, которые, видимо, предполагали увидеть здесь мрачную злобную хозяйку тюрьмы с садистскими наклонностями.

А какая начальница СИЗО в домашней обстановке?
Дома я обычная женщина.

Любите готовить?
Очень. Нравится сам процесс, обожаю угощать других, удивлять своими кулинарными изысками. Любимое блюдо всей нашей семьи — украинские вареники с капустой, картошкой, мясом или вишней.

Есть ли у вас увлечения?
Мое основное увлечение – домашние животные. Наверное, если бы я не была начальницей СИЗО, могла бы стать хорошим ветеринаром. Сейчас у меня живут три кота  — Капитон, которому почти 20 лет, трехлетний Феликс, подобранный в подъезде, и Кузя, его я забрала из СИЗО, а также собака Алиса.

Вы много лет проработали среди женщин. Скажите, женская дружба есть или все же это миф?
Однозначно есть! У меня был женский контингент с обеих сторон: как заключенные, так и сотрудники. И за все годы службы в СИЗО № 6 я не сталкивалась с какими-либо проявлениями подлости, предательством. После моего ухода на заслуженный отдых здесь остался сплоченный коллектив, который работает по сей день. Причем многое у моих преемниц получается лучше, чем в свое время у меня. И это правильно, таков закон жизни: ученики должны во всем превосходить своих учителей.

Беседу вели Сабина ЦВЕТКОВА, Наталья СПИВАК
Фото Артема ДУШКИНА и из личного архива Светланы УМРЯШКИНОЙ

БЛИЦАНКЕТА
Любимый напиток Зеленый чай
Любимая кухня Украинская
Главное человеческое качество Порядочность
Любимый писатель/поэт Михаил Булгаков, Сергей Есенин
Любимый актер Михаил Жаров
Любимый парфюм Chanel
Стиль одежды Спортивный
Любимое место отдыха На природе

Добавить комментарий