Что страшнее: отпустить виновного или наказать невиновного?

Валентин Куклин

Валентин Куклин

Перефразировал я немного Ф. Достоевского, но, полагаю, он на меня бы не обиделся.

С точки зрения Конституции РФ, ответ на данный вопрос очевиден. Статья 2 гласит: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Следовательно, доминирующей ценностью в сравнении с остальными является и защита человека от незаконного осуждения.

Тут  возникает другой вопрос: если недопущение осуждения невиновного человека важнее, нежели непривлечение виновного к ответственности, почему обвинение поддерживает государство, а защиту осуществляет, так называемый, «институт гражданского общества»?

 

Совершенно очевидно, что в уголовном процессе нет никакого равенства сторон обвинения и защиты и, соответственно, никакой состязательности. Кто-то слышал о применении по распоряжению суда приставами-исполнителями насилия в отношении прокуроров, принудительного их удаления из зала судебного заседания? Чего уж там греха таить, суд у нас всегда благоволит стороне обвинения.

Почему бы, как минимум, не уравнять обвинение и защиту  в статусе и в правах? Стремятся же сегодня адвокаты к статусу специального субъекта. Флаг им в руки. Всего-то нужно возвести их в ранг государственных служащих, наделить определёнными властными полномочиями, ввести чины и звания, посадить как прокуроров и следователей на оклады. Вот, уж, тогда судьи задумаются, кому благоволить. А вдруг вообще откажутся от предпочтений?

В новых условиях мы быстро забудем о мизерном количестве оправдательных приговоров, поскольку статистические показатели эффективности власти поменяют вектор. Ведь, сегодня как? Вынес судья оправдательный приговор, значит его братья по цеху чиновники (следователи и прокуроры) накосячили. Власти – жирный минус. В нашем же варианте оправдательный приговор выглядит как спасение невиновного человека той же властью, а не какой-то там оппозицией, именуемой «гражданским обществом». Возможно и не плюс, но точно не однозначный минус.

Разумеется, такой подход не решит проблем людей, преследуемых по политическим мотивам. А кто сказал, что институт государственной защиты в уголовном процессе должен быть единственным?

Мы убеждены, что институт уголовной защиты, институты судебного и иного представительства не должны быть монополизированы. Право выбора защитника в уголовном процессе, представителя следует ограничивать исключительно недееспособностью последних. И не надо, пожалуйста, о врачах. Пусть власть как угодно борется с незаконным врачеванием. Однако, если речь идёт о моём здоровья, я и только я решаю к кому обратиться за помощью: к доктору или к экстрасенсу.

Валентин Куклин

Добавить комментарий