о. Вадим Багнетов «Чудо, происшедшее в Пасхальную ночь»

о. Вадим Багнетов «Чудо, происшедшее в Пасхальную ночь»

Заканчивалась Великая суббота Страстной недели, и жители села Глинки, N-ской епархии готовились к встрече Светлого Христова Воскресения. В воздухе уже веяло разнообразными ароматами, в домах пекли пасхи и куличи, жарили и и варили самые разнообразные продукты разговения. Царила всеобщая радость и предвкушение чего-то великого и непостижимого.

Покровский храм в селе Глинки был открыт еще в начале 90-х и за четверть века бессменного служения его настоятель отец Василий сумел не только восстановить его из руин, но и создал крепкую церковную общину. За годы его служения выросло целое поколение прихожан, которых сначала самих приносили в храм на Святое Причастие и обучали в Воскресной школе, а теперь уже и они обзавелись семьями и приходили на службу со своими детьми. Пасха для жителей села была не просто днем, когда приносят в храм куличи что бы их освятить. Все семь недель Великого поста люди готовились к достойной встрече Праздника Праздников. Храм во все дни поста всегда был полон, в Воскресные дни умилительно пел детский хор, на Литургиях Преждеосвященных Даров на клиросе пели старейшие прихожане, которые все эти годы были опорой отца Василия.
В девять часов вечера мужчины собрались и начали неспешно читать «Деяния апостолов», в одиннадцать медленно и не громко, еще по-постному, над селом поплыл колокольный звон. Со всего села в храм люди потянулись нарядные прихожане. Возле храма также собралось десятка два автомобилей, приехали из окрестных деревень, а кто-то из бывших жителей села приехал из соседнего города. В воздухе витало чувство, что вот еще короткий миг и постная скорбь закончится и все вокруг наполнится звуками радости и всеобщего ликования.
Так и произошло, отец Василий появился в белом облачении, все вышли на Крестный ход, мужчины несли хоругви, хор запел «Воскресение Твое Христе Спасе, Ангелы поют на небесех, и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити». Крестный ход под колокольный звон обошел вокруг церкви и радостный возглас «Христос Воскресе» разнесся далеко за пределы церковного двора. Все вошли в освещенный сотнями свечей храм, грянул хор, праздничная служба пошла своим чередом. Но в это время на окраине села произошло событие, которого никто не ждал в эту Светлую ночь. Хор пел в это время «Ты же чистая красуйся, Богородица, о восстании Рождества Твоего», часть людей не вместившихся в храме, стояла возле широко открытых дверей и между ними начался тревожный гул, постепенно заполнивший весь храм, и вот уже громко раздалось страшное слово «пожар»! Оно мгновенно способно вызвать панику и матери с детьми, еще не разобравшиеся где пожар и что горит, рванулись к выходу. Могла произойти давка, но тут из алтаря вышел отец Василий и несколько суровым тоном человека, от которого в этот момент зависит жизнь и здоровье людей, крикнул, что опасности в храме нет, и все могут оставаться на местах. Паники удалось избежать, но люди все равно стали выходить из храма и через пару минут в нем остались отец Василий, алтарники Иван с Александром и хор.
В селе произошел пожар, люди, стоявшие у входа в храм увидели яркое зарево, поднимавшееся в самом конце села, затем стали видны языки пламени и ветер принес запах гари. Стало ясно, что горит чей-то дом или сарай. После того как из храма повалили люди, сначала ребята, затем мужики, а за ними уже и все остальные кинулись спасать дом от огня. Зарево было в отдалении, и никто не знал что горит, но пожар мог перекинуться на соседние дома, поэтому все спешили помочь.
Первые добежавшие увидели, что догорает стоящий в самом конце улицы дом Михаила Воробьева, самого бедного человека во всем селе. У которого из всех богатств была жена Мария и две дочери Лена и Галя четырех и пяти лет. Воробьевы переехали в село из Украины три года тому назад. Денег хватило купить небольшой деревянный домик и старую «шестерку», на которой Михаил каждое утро, кроме воскресного, ездил в город, где работал на хлебозаводе грузчиком. Мария возделывала огород и воспитывала детей, жили они небогато, никого из родных в селе у них не было. И помощи ждать тоже было неоткуда.
Людей охватило чувство негодования, к которому примешивался недовольный ропот. Как это так, в такую ночь и на такого беззащитного человека, который никого ничем не обидел, и так жил бедно, а теперь лишился последнего приюта, даже старую машину огонь не пощадил, все сгорело! Все видели в эту ночь Михаила с семьей в церкви, за что им все это?! С воем сирен примчались две пожарные машины из города, но тушить уже было нечего, огонь съел все. Прибежал Михаил — небольшого роста, худой молодой мужчина, увидев пепелище он не смог сдержаться, а упав на землю завыл полным отчаяния голосом: «Господи, за что наказал?!» Пришедшая Мария с детьми просто стояла рядом и застывшим взглядом молча смотрела на остатки своего жилища.
Вдруг односельчане, молча стоявшие и смотревшие на погорельцев, поневоле отвернулись от них. Все услышали красивое, стройное пение. К ним приближался церковный хор, идущий с хоругвями и иконой Воскресения Христова. Впереди шел с трехсвечником отец Василий, все пели «Христос Воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав». Процессия подошла к пепелищу и остановилась. Отец Василий, осенив себя крестным знамением, заговорил: «Маловеры, что возроптали на Господа? Встань, Михаил, не может быть, чтобы в эту Светлую ночь Господь не пощадил тебя. Верь и воздаст тебе Господь за твои скорби. Пойдемте в храм и окончим службу, а потом подумаем, что делать дальше».
И весь народ под Пасхальное пение пошел в храм. Вошли и отец Василий продолжил прерванную службу, которая прошла с небывалым торжеством и вдохновением. Закончилась утренняя, отслужили Литургию и после отпуста отец Василий вышел на проповедь. Из алтаря пономарь Александр вынес маленький столик со стоящим на нем подносом. Отец Василий был очень сосредоточен и, видимо, еще продолжал обдумывать те мысли, которые хотел донести до сердец прихожан. И вот он заговорил:
«Возлюбленные ко Господу братья и сестры! В эту Светлую ночь Христова Воскресения, когда всякое дыхание славит Господа, когда, казалось бы, нет места никакому горю и беде, у нас произошло знаменательное, да именно знаменательное, происшествие. Сгорел дом и все имущество Михаила Воробьева. Совсем недавно он поселился вместе с нами, стал прихожанином нашего храма, но и за это короткое время мы смогли его узнать. Вот он стоит среди нас. Я не хочу сказать что он святой, но в нем не больше греха, чем в любом из нас. Он старается соблюдать Заповеди, не пропустил не одной Воскресной службы, причащается Святых Христовых Тайн, в страхе Божием воспитывает детей, он не лентяй и не пьяница. Справедливый Господь не мог наказать его в эту Святую ночь. Поэтому я и хочу, что бы все мы поняли, что это было не наказание, а Божественный знак для всех нас! Господь через нас хочет помочь Михаилу и его семье встать на ноги. Сегодня он потерял все свое имущество, возлюбим же его, как заповедал нам Господь, пусть каждый из вас, подойдя к кресту, положит на поднос часть своего достатка. И после праздников давайте соберемся всем селом и построим Михаилу новый дом, благо, что строителей у нас хватает! Я, как ваш пастырь, жертвую на это благое дело из своих сбережений пятьдесят тысяч и беру Михаила с его семьей в свои дом для проживания, пока мы все вместе не построим ему новое жилище.
И произошло чудо! Собравшиеся в храме своими руками стали осуществлять Божий замысел. Все полезли в карманы, и поднос стал быстро наполняться, возникла, правда, заминка с теми, кто хотел пожертвовать, но пришел на службу без «крупных» денег, но выход быстро нашелся. Люди стали брать на свечном ящике бумагу и писать на ней имя фамилию и сумму, которую они хотят пожертвовать Воробьевым. Местный фермер Степан Евгеньевич пожертвовал свою вторую машину, крепкую «Ниву». А другой прихожанин Николай, бывший сельчанин, сейчас живущий в городе и торгующий лесом, пообещал привезти двадцать кубов сухой обрезной доски. Всех удивил девяностолетний старик Иван Кузьмич, последний в районе ветеран войны. Все знали, что он получает большую пенсию, и многие судачили, мол, на что ему одному такие деньги. Так вот, он успел «дошкандыбать» до своего дома и принес на общий поднос сразу триста тысяч со своих ветеранских рублей. Михаил с семьей стоял в стороне растерянный, со стороны казалось, что он даже не понимает: сон это или явь. Рядом с ним происходило что-то невиданное, не вписывающееся в нормы и понятия современного общества. И, тем не менее, чудо совершалось, Господь щедро одаривал его в эту Светлую Пасхальную ночь.
После того как все подошли к кресту, отец Василий распорядился чтобы алтарники Александр и Иван посчитали, сколько пожертвовали прихожане, а сам вышел на церковный двор освящать яйца, куличи и другие продукты разговения. Управившись минут за двадцать, он вернулся в храм и, удивившись, огласил, что собрано около миллиона рублей! Сразу на месте было решено, что будет три дня отдыха, а в среду в 8-00 все соберутся на месте пожара и после молебна начнут расчищать участок и готовить место для постройки дома. А теперь, сказал отец Василий, все пойдем по домам разговляться.
В большом классе Воскресной школы был накрыт праздничный стол человек на сорок. Во главе, как и положено, сел отец Василий, справа от себя он усадил Михаила с его семейством, алтарников, клирос, старосту, свечниц, старых прихожан, все расселись на своих давно распределенных местах. Отец Василий, как и положено, еще раз всех поздравил, был радушным хозяином, сам наливал напитки и со всеми чокался. Супруга отца Василия, матушка Наталья, немного посидев за столом и разговевшись, поспешила к себе домой, чтобы успеть приготовить комнату для Воробьевых.
После разговения все стали расходиться, а отец Василий повел новых жильцов в свой дом. Дом священника состоял из четырех комнат и просторной кухни-столовой, в которой раньше любило собираться его большое семейство. Но дети выросли, старший сын Андрей уже сам стал священником, отцом троих детей, и служил на своем приходе, дочь Ольга вышла замуж за врача и жила в городе, воспитывая двух дочерей-близняшек. А младший сын отца Василия, тоже Василий, учился в семинарии. Два года назад схоронили жившую с ними мать матушки Натальи, и в доме они остались одни, только иногда радуясь приезду детей и внуков. Было решено что Михаил и Мария, будут жить в просторной комнате Ольги, для Лены и Гали в эту комнату принесли большую кровать. Сначала хотели поселить деток в отдельной комнате, но они ни в какую не захотели спать без родителей. Наконец, уже в пятом часу утра, все легли спать.

Пролетели первые дни Светлой Седмицы, как и положено, было много встреч, походов в гости, во вторник отслужили обедню. И вот наступила среда, почти все, кто были в Светлую ночь в храме, пришли в восьми утра на место, где надлежало их руками выполнить Волю Божию. Люди шли уже не наряженные, а в рабочей одежде, с лопатами и другим рабочим инструментом. Одним из первых пришел отец Василий, был отслужен молебен «На начало благого дела», погода стояла чудесная и работа закипела, люди принялись расчищать место пожара, золу и мусор грузили на КАМАЗ, на котором приехал местный предприниматель Владимир. Годный для стройки кирпич складывали в штабеля. Металлолом собирали в отдельную кучу для последующей сдачи, в стройке любая копейка пригодиться.
Сразу образовалась группу из человек двадцати, профессиональных строителей. Начали вместе с отцом Василием и Михаилом решать, какой дом будет построен. После совещания и взвешивания всех за и против решили, что самый оптимальный вариант — это каркасно-щитовой дом. Во-первых, на него уже есть доска, во-вторых, построить его можно быстро, и при соблюдении всех современных технологий получится надежное, безопасное и очень теплое здание. Начертили проект дома площадью 95 м2 со всеми удобствами. К обеду строительная площадка была готова, расселись на траве, разложили на принесенных простынях продукты, получилась настоящая братская трапеза, где каждый старался угостить ближнего и все ощущали себя членами одной большой христианской семьи. После трапезы было решено, что теперь такого большого числа людей для стройки не надо, будут приходить человек двадцать мужчин и две-три женщины, которые станут их кормить. Из сотни вызвавшихся добровольцев составили график, большинство людей стали расходиться, остались опытные строители и «охотники», вызвавшиеся рыть фундамент. Фундамент решили делать свайно-ленточный, и недорого и надежно. Один из строителей привез на своей «Газели» электробур для свай, и пока копали фундамент и бурили сваи, успел съездить в город за арматурой. К вечеру успели не только выкопать, но даже связали арматурный каркас. Можно было заливать фундамент.
На следующий день рано утром приехал «миксер» и шести кубов бетона двухсотой марки в аккурат хватило на заливку. Позвонили в город Николаю и сказали, сколько доски и бруса нужно привести. Целый день посветили доставке и разгрузке материалов, привезли влагостойкую фанеру, утеплитель, изоляцию, различные крепежи, песок, цемент. Одним словом, работа была в руках настоящих мастеров. Утром, на уже окрепшем фундаменте, всего за пару часов сложили из оставшегося после пожара красного кирпича сорок свай-колонн, на которых будет стоять новый дом. Из бруса сделали на них пол-основание, а дальше, по милости Божией, дом стал расти на глазах. К вечеру субботы уже была завершена постройка всех стен.
Отец Василий все эти дни был в самом центре строительства, он успел собрать все обещанные деньги, обзвонил несколько фирм, нашел самые надежные, заказал окна, метало-черепицу, сайдинг для обшивки стен, гипсокартон, двери, шпатлевки, краски. Вечером субботы храм был полон, как никогда, утром после Божественной Литургии отец Василий сказал проникновенную проповедь, в конце которой он простыми словами поблагодарил всех, кто откликнулся на призыв о помощи ближнему.
В понедельник работа продолжилась с прежним воодушевлением. Был собран каркас крыши и с соблюдением всех технологий начали стелить метало-черепицу. Во вторник на Радоницу, после поминовения усопших сродников и посещения кладбища, строительство продолжили. Пока одни мастера доделывали крышу и монтировали водосточную систему, другие мастера установили пластиковые окна и обшивали внутренние стены гипсокартонными листами. На следующий день мужчины делали крыльцо с лестницей и обшивали дом сайдингом, а женщины шпаклевали стены.
Одним словом, через три недели дом был полностью готов! Чудесный получился дом, светлый, теплый, просторный, все в нем дышало любовью, которую простые люди вложили в свой труд. Хватило денег, чтобы самим смонтировать современное отопление, сделать недорогую, но качественную кухню с газовой плитой, ванную с горячей водой. Люди принесли ненужные им в быту диван, кровати, шкафы, стулья, а сколько детских и взрослых вещей принесли — не сносить!
И вот, наконец, отец Василий собрал односельчан и объявил, что в воскресенье после Божественной Литургии весь приход с хоругвями и Пасхальным пением пойдет в дом Михаила, и отец Василий торжественно освятит чудесно построенный дом. Так все и должно было произойти. Отслужили Божественную Литургию, вышли их храма, все чинно построились, взяли хоругви, хор запел, процессия торжественно пошла через село. Отец Василий шел в красных ризах с поднятым вверх крестом. Но когда все вошли во двор и расположились возле дома, а отец Василий уже собирался войти в дом для освящения, к дому подъехал большой темный автомобиль, который отец Василий, конечно, сразу узнал. Владыка, мелькнуло у него в голове, и он поспешил навстречу, еще не зная причину такого внезапного приезда. Зачем Владыке понадобилось проехать более сотни километров, да еще и в воскресный день?
Открылась передняя дверь, быстро выскочил иподиакон и открыл заднюю. Владыко неспешно вышел из автомобиля и благословил отца Василия: «Наслышан я о чуде, произошедшем у вас в селе в Светлую Пасхальную ночь, и вот приехал воочию посмотреть на добрый плод твоего служения, отец Василий». Владыка поднялся на высокое крыльцо нового дома и сказал: «Радостный и светлый день сегодня у меня, за четверть века моего архиерейского служения редко выпадали у меня такие светлые дни! Такой день был у меня, когда были вновь обретены мощи нашего святителя, которые были забраны у нас безбожной властью и считались навсегда утеряны. Такие светлые дни были у меня, когда мы восстановили наш Кафедральный собор, когда мы открыли первый в епархии монастырь, построили величественный храм на ратном поле в память о всех погибших в страшной битве, переломившей ход войны. Казалось бы, эти великие события никак нельзя сравнить с постройкой этого дома. Но не менее радостно у меня на душе в этот день! Вижу я, что жива Святая Русь, несмотря на все, что нам пришлось пережить в прошлом веке, несмотря на то, что готовит нам день сегодняшний, жива Святая Русь! Надежен тот фундамент, на котором она стоит и фундамент этот — Православие! По плодам познается древо, так сказано в Евангелии, и это я хочу засвидетельствовать сейчас. Более двадцати пяти лет вас окормляет отец Василий, и добрый плод принес его труд. И словом и делом вы доказали что значит возлюбить ближнего, вы не только спасли семью от нищеты, но и всем нам показали пример того, каким должен быть православный христианин! Низкий поклон вам за это».
Невозможно простым языком передать то чувство, которое было в душах слушавших Владыку людей, плакали все, плакал и отец Василий, даже у Владыки глаза блестели от выступивших на них слез. Затем Владыко сказал: «Позволь, отец Василий, мне освятить этот чудесный плод христианской любви» и вошел в дом. Было небывало торжественное освящение, а после обряда Владыка пригласил Михаила с женой Марией и дочерьми Леночкой и Галей войти в новый дом. На пороге остановил их и сказал: «Дружная у вас семья и дом большой, но чего-то вам не хватает: у матери целых две помощницы, а у отца помощника нет. Так что рожайте сына! А вот вам от меня на коровку, чтобы было чем деток кормить, и на сарайчик, чтобы было, где коровку держать…» И Владыка протянул Михаилу запечатанный конверт.
Эпилог
17 марта 2017 года (остался месяц до Пасхи). Когда-то давно я прочитал в старом журнале историю: на Пасху в селе сгорел дом бедняка, а священник помог ему построить новый дом. Решил написать рассказ о похожих событиях, произошедших в наши дни.

Добавить комментарий